Богумиле о Пекле есь обряще

От слезы Чернобоговой отпала мя душа от телесных уз, и встала, и ввысь пошла. Тамо мя встречал Велесе многомудрый. Стоял сей велик <муж> в одеянияи синем, изо шкур зверя неведомого <Индрика>, и вилы держал серебрены. Вводил Он мя во Свои храмины многоцветныя , и то было чудо чудесное. Напоил мя млеком крав небесных и стал яз более знаше. И повел мя Велесе ко ямине черной во широком поли. А егда подошли ближее, то оказалось пастию змия огромадного, что землю-матушку удерживал. Многие смрады и стоны неслись между <его> зубьев, острых, яко копия, велиих, яко горы, белыих, яко снега. И то были двери пекельныя.

Содрогнулась душа моя – надоль видеть и знать мне о пекельном княжестве? Аж Велесе, немешкав, повел мя за собой во пасть черну. Шли мы, летели да падали, а егда стали на твердь черну, то казалось, как на земле. Земля бысть яко камень, черна, яко сама смерть, а поросла железным колючьем да остриями. Над землею несся Велесе, яз ступал за Им и рвал во клочья нози свои. И видяше ведомых по дорозем ко реке усыпания. Воды же в ней злые и смрадныя. Стремяшея люд ко Рай-дуге, яко мост прекинувшеяся чрез реку усыпальную. И те, кто подлы неимоверно <были при жизни> непрешли с моста, а пали в воды. Иные, немало подлыя <устоявши>, и неста идти по Рай-дуге. Их взя бесы и унешеся до пасти Чернобозей. Пришед яз ко мосту и тамо видя, что мост тонок, яко влас, но вступи и прешед. Со прешедши стали мы на суде. Но стояше мало, и незнаю яз, яко судють, но лишь видеши Бозе – Перуна и Дыя и Мару. Водил мя Велесе дале во пещеры каменны, во омуты горькия, во ямы холодныя. Тамо видяше мучающие. Кто подл – умре от болей и тут же <вновь> оживе…

(Запись видения по месяцу березозолу года 4403 от основания Словенска Великого (март 1995 г. н.х.л.). Окончания записи нет. Далее должно было следовать описание пекельных мучений нечестиво живших, а также заповедь Велеса – оповестить о сем виденном всех единоверцев.)